Новости Казахстана и Мира
Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.

Ричард Нортон, «самый плохой парень» Голливуда, в фильме «Кочевник» | Inbusiness.kz

0 1

Ричард Нортон, "самый плохой парень" Голливуда, в фильме "Кочевник" | Inbusiness.kz

Олег Губайдулин 674

Интервью опубликовано впервые спустя 21 год.

Ричард Нортон, "самый плохой парень" Голливуда, в фильме "Кочевник" | Inbusiness.kz

Фото: Турар Кельмагамбетов

Inbusiness.kz публикует интервью 2003 года с известным голливудским актером и каскадером, исполнителем ролей самых отпетых негодяев, Ричардом Нортоном. Отметим, несмотря на все свои 74 года, актер не только участвует в создании документальных и художественных фильмов, но и продолжает сниматься.  

Например, в 2021 году вышел австралийский триллер Rage – «Ярость», в котором Нортон сыграл главную роль. А до того, в 2019 году, он снялся в документальном фильме о боевых искусствах «Железные кулаки Кунг- фу». Кроме Ричарда Нортона, там снимались другие легенды восточных единоборств, такие, например, как Само Хунг, Джеки Чан и Синтия Ротрок.

Сразу отмечу, что с Ричардом Нортоном в 2003 году мы встречались дважды. Первый раз в одном из отелей Алматы, куда он прибыл на съемки фильма «Кочевник», а второй – на съемочной площадке. 

Общение наше началось забавно: Ричард, бросил профессиональный взгляд на мой четырежды сломанный нос и тактично поинтересовался, не занимался ли я каким-нибудь видом ударных единоборств?

Я кивнул. Тогда он широко улыбнулся, пояснив, что его собственный нос также был сломан. И тоже четыре раза.

– Мистер Нортон, где и когда Вы родились?

– Я родился 6 января 1950 года в австралийском городе Мельбурне.

– Когда Вы стали заниматься боевыми единоборствами и почему?

– Я был хорошим, послушным, домашним ребенком и рос во вполне благополучном районе города. Там не было никаких уличных банд. Поэтому мне не надо было ни от кого себя защищать.

Но мне всегда хотелось заниматься спортом. Я записался в секцию дзюдо, когда мне исполнилось 11 лет. А через два с половиной года в Мельбурн приехал учитель карате Тино Сиборано. Он стал моим первым тренером и преподавал японский стиль годзю-рю.

– Ваш первый тренер был японцем?

– Нет, он был филиппинцем и вырос на Гавайях. Тино Сиборано дал мне прекрасную школу, и я ему очень благодарен.

– Вы участвовали в соревнованиях?

– Да, я несколько раз выступал на первых чемпионатах Австралии по карате, начиная с 1977 года. Мы не надевали защитных накладок или протекторов и дрались в полный контакт. Только удары в голову старались по возможности контролировать. Я неоднократно становился чемпионом Австралии.

– Как Вы оказались в Голливуде?

– Я попал в Голливуд благодаря Чаку Норрису. В 1976 году мы с моим другом и партнером Бобом Джоунсом пригласили этого великого мастера в Австралию, чтобы он оценил наш стиль.

Одновременно, он провел там ряд очень успешных, показательных выступлений.

Чаку Норрису понравился мой стиль, и он пригласил меня к себе в Калифорнию. Но вновь нам удалось встретиться только через три года. Дело в том, что все это время я работал телохранителем и личным тренером известной певицы Линды Ронштадт.  

Три года спустя Линда после очередных гастролей улетела домой, а я принялся вновь тренироваться с Чаком Норрисом. После чего он пригласил меня на небольшую роль в фильме «Октагон». Одновременно я помогал родному брату Чака – Аарону Норрису – ставить сцены боев.

Сразу же после «Октагона» друг Чака, постановщик поединков Пэт Джонсон пригласил меня на съемки фильма «Сила пятерых». С этого все и началось. Потом мы вместе с Чаком снимались в фильмах «Вынужденная смерть», «Око за око» и в телесериале «Уокер – техасский рейнджер».

– Что для Вас было самым трудным – драться или играть на камеру?

– Конечно, играть на камеру. Потому что борьба – это мое естественное состояние, моя жизнь. Актерская игра была для меня абсолютно новым делом. Первое время меня здорово «напрягала» камера.

– Какие роли Вы исполняли?

– В основном играл отрицательных героев – плохих парней. Но самое главное для меня было играть роль, а какую – не важно. Ведь это просто работа.

– Какими еще боевыми искусствами, кроме карате и дзюдо, Вы занимались?

– В 1979 году в Канаде я начал заниматься кикбоксингом у знаменитого Бенни Уркидеса по прозвищу Реактивный. Этот мастер не раз снимался вместе с Джеки Чаном. Кроме кикбоксинга, карате, дзюдо, я серьезно изучал муайтай и бразильское джиу-джитсу. Мой тренер Питер Кэнингхэм тренировал меня более 15 лет. 

– Приходилось ли Вам использовать боевые навыки в обычной жизни?

– Конечно, ведь я 20 лет проработал телохранителем у  «Роллинг Стоунз», «Аббы» и Дэвида Боуи. Кстати, с Миком Джаггером мы очень подружились, и я некоторое время обучал его боевым искусствам. Работа телохранителя имеет одну интересную особенность: он не может избежать того, что происходит или вот-вот произойдет. Но он обязан во что бы то ни стало сохранить жизнь своего клиента. Пусть даже ценой своей собственной. 

– Происходили ли с Вами, когда Вы работали телохранителем, какие-нибудь экстремальные случаи?

– Да, на одном из концертов «Роллингов» в Аделаиде начались массовые беспорядки, и толпа бросилась на музыкантов, чтобы их избить. Зрители по не известной мне причине были такими агрессивными, что зверски избили нескольких полицейских и прорвали оцепление. Нас, телохранителей, было всего пятеро. Но мы, несмотря ни на что, дрались до прибытия бойцов спецназа. Нам удалось вырубить первых нападавших. Помню, как один из них размахивал железной цепью. Но я успел уклониться и отправил его в нокаут.

– Что Вам больше всего не нравилось в работе телохранителя?

– Ходить с охраняемыми лицами в бары и рестораны. Когда я находился там вместе со своим клиентом, мне приходилось не раз отражать нападения пьяных посетителей и развязных фанатов. Поэтому, я не люблю общества нетрезвых людей.

– Кто, по Вашему мнению, имеет преимущество в реальной схватке, борцы или «ударники»?

– Все зависит от ситуации и от степени подготовки тех и других. Если борец успеет свалить своего оппонента с ног и бросить его на землю, то можно считать, что победа достанется борцу. Но если борец нарвется на сильный удар, то на этом для него все может и закончиться. 

– Какому из всех боевых искусств Вы отдаете предпочтение?

– Муайтай и джиу-джитсу. Бойцы муайтай в ближнем бою используют разнообразные удары коленями и локтями, чего нет, например, в кикбоксинге. А джиу-джитсу даст вам значительное преимущество в том случае, если вас, например, свалят на землю.

– Ваш любимый удар?

– Опять все зависит от ситуации. В ближнем бою я предпочитаю бить локтями и головой. А из ударов ногами мне больше всего нравится прямой удар вперед – «мае-гери» или «фронт-кик». Хотя он и не выглядит так эффектно, как удары ногами сбоку «маваши» и «вертушки», зато чрезвычайно эффективен. И он не требует почти никакой растяжки.

– Занимаетесь ли Вы с железом?

– Да, я постоянно посещаю тренажерный зал.

– Вы не боитесь «забить» себе мышцы?

– Нет, ведь я не работаю до упора. Вообще, занимаясь со штангой, следует четко представить себе, чего именно вы хотите достичь. Если вы хотите стать бодибилдером, вам придется делать одни упражнения. А если просто хотите поддержать форму и увеличить силу, то другие. Я знаю, что длительная работа со штангой может «забить» мышцы, и тогда у меня пропадет резкость удара. Но, какой толк в резкости, если ваш удар слишком слаб? Нужно придерживаться золотой середины.

– Но китайские и японские мастера единоборств не занимались штангой…

– Потому что у них ее просто не было. Однако они заменяли штангу упражнениями с бревнами или с камнями. Вместе с тем китайские и японские мастера заставляли своих учеников много раз подтягиваться на перекладине и отжиматься от пола. Но, если бы у них была штанга, они работали бы с ней.

Все тяжеловесы, борцы или боксеры, обязательно тренируются со штангой. Но делают они это вовсе не для того, чтобы накачать огромные и эффектные бицепсы, а для увеличения силы. Многие культуристы имеют гораздо большие мышцы, чем у Майка Тайсона. Но ни у кого из них нет такого страшного по силе и резкости удара.

– Есть ли различия в съемках американских и азиатских фильмов?

– Да, конечно, у них совершенно разный стиль съемки. В голливудских фильмах актер, участник боевых сцен, делает только то, что предусмотрено сценарием. А на съемках, например, в Гонконге никакого сценария нет. Режиссер просто приходит на место и говорит: сделай три таких-то удара и два таких-то. После чего он смотрит и приходит к выводу, что в сцене чего-то не хватает. Поэтому актеру приходится повторять одни и те же удары 20 дублей, 50 и даже 100. Подобный стиль требует от актера прекрасной физической формы. Все это очень трудно, но вместе с тем очень интересно.

– Получали ли Вы во время съемок настоящие удары?

– Конечно, и не раз! Во время центрального поединка в фильме «Мои счастливые звезды» названный брат Джеки Чана, известнейший мастер кунг-фу Само Хунг нанес мне серию таких ударов, что я еле дотерпел до конца съемки эпизода. В лицо удары я получал не очень часто, но мне все-таки четыре раза сломали нос. А удары в корпус почти никогда не сдерживают.

– Случались ли у Вас серьезные травмы?

– Были растяжения, но переломов не было.

– С какими известными кинорежиссерами Вам приходилось работать?

– С Дэвидом Пиплзом в фильме «Кровь героя», с Клинтом Иствудом в фильме «На линии огня», с Харрисоном Фордом в «Беглеце», а также с Ридли Скоттом. Я люблю сниматься у него, мне нравится его режиссура.

– Как Вы проводите свое свободное время?

– Больше всего мне нравится отдыхать в кругу моей семьи, со своей женой. Я люблю смотреть по телевизору новости, а также каналы «Анимал планет» и «Дискавери».

– Какие автомобили Вы предпочитаете?

– Так как мне очень нравится скорость, то я люблю спортивные машины, например «БМВ-633».    

– Вы любите путешествовать?

– Нет, ведь вся моя жизнь – это одно сплошное, нескончаемое путешествие. 

– Вам понравился наш город Алматы?

– Да, люди здесь очень доброжелательны и обладают высоким культурным уровнем. Перед своим приездом в Казахстан я пытался получить максимум информации о вашей стране, роясь в Интернете. В итоге у меня создалось впечатление, что Казахстан – это такая большая мусульманская страна, где все ходят в национальной одежде. Однако, приехав в Алматы, я был очень удивлен, когда увидел вполне современный европейский город и его прекрасные отели.  

– Что бы Вы хотели пожелать Вашим казахстанским поклонникам?

– Я очень благодарен всем казахстанцам за ту высокую оценку, которую они дали лентам с моим участием. И надеюсь, что смогу сыграть в еще нескольких фильмах. В Казахстане очень много прекрасных бойцов и мастеров боевых единоборств. Мне хотелось бы, чтобы все они могли сниматься в кино. Я готов вновь приехать и поделиться своим опытом при съемках подобных фильмов и помочь кинобизнесу Казахстана.

Читайте по теме:

Казахстанские каскадеры готовятся к новым проектам

Ричард Нортон, "самый плохой парень" Голливуда, в фильме "Кочевник" | Inbusiness.kz

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми Подписаться #Культура #Кино #Кочевник #Боевые искусства

Источник: inbusiness.kz

Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.
Яндекс.Метрика