Новости Казахстана и Мира
Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.

Сернокислотный завод в Туркестанской области могут запустить в 2027 году | Inbusiness.kz

0 2

Сернокислотный завод в Туркестанской области могут запустить в 2027 году | Inbusiness.kz

Данияр Сериков 498

Ранее сообщалось о планах завершить его строительство в 2026 году, проект еще находится в стадии разработки.

Сернокислотный завод в Туркестанской области могут запустить в 2027 году | Inbusiness.kz

Фото: kazatomprom.kz

Строительство сернокислотного завода в Туркестанской области мощностью 800 тыс. тонн для растущих добычных потребностей урановых предприятий «Казатомпрома» может затянуться до 2027 года, хотя ранее его запуск планировался в 2026 году. Об этом стало известно в ходе конференц-звонка руководства нацкомпании с инвесторами и аналитиками по операционным и финансовым итогам прошлого года, передает inbusiness.kz.

«Мы только находились на стадии ТЭО – оно было завершено. Теперь у нас этап проектирования, но у нас еще нет конкретной цифры (стоимости проекта. – Прим.)… Когда мы только объявили эту новость, мы намечали 2026 год, однако с учетом последних задержек, вероятно, это сейчас перейдет на 2027 год, по текущей информации. Очевидно, вы знаете, что это большой строительный проект. И, как во всех больших строительных проектах, в нем могут быть задержки, имеются риски задержек, но на сегодняшний день мы не можем сказать, что он будет определенно перенесен с 2026 на 2027 год», – сказал главный директор по экономике и финансам Султан Темирбаев, комментируя вопросы участников конференц-звонка.

Напомним, ранее сообщалось, что сернокислотный завод в Туркестанской области построят по технологии итальянской компании Balestra.

Потребность урановых предприятий «Казатомпрома» в серной кислоте, которая используется в качестве химреагента в подземном скважинном выщелачивании, составляет примерно 1,7 млн тонн в год для поддержания текущего уровня добычи в 21-22 тыс. тонн. Годовое производство связанных с урановой нацкомпанией сернокислотных заводов достигало примерно 680 тыс. тонн, остальной спрос закрывался за счет «Казцинка» и «Казахмыса», а также с помощью российского импорта. К слову, в ходе конференц-звонка стало известно, что импорт серной кислоты из Китая невозможен из-за ограничений.

Ранее inbusiness.kz также сообщал о планах «Казатомпрома» закупать серную кислоту у Kaz Minerals после строительства к 2027 году нового медеплавильного завода, где ее будут попутно получать в объеме около 1,2 млн тонн. В пресс-службе медной корпорации в ответ на запрос уточняли, что работают с китайской компанией NFC над завершением ТЭО строительства нового медеплавильного завода в Казахстане, который будет выпускать значительный объем серной кислоты в качестве коммерческого попутного продукта. Таким образом, вероятно, можно ожидать профицит этого вещества после 2027 года, даже с учетом роста добычи урана в стране до намеченных ранее 30 тыс. тонн.

Пока же недостаток серной кислоты в Казахстане не позволяет выйти на анонсированный ранее на 2024 год уровень производства урана в стране в 25 тыс. тонн, в этом году объем добычи ожидается в объеме 21-22,5 тыс. тонн, почти аналогичном прошлому году – 21,1 тыс. тонн.

На брифинге руководства «Казатомпрома» по результатам 2023 года в Астане стало известно, что, возможно, запланированный ранее на 2024 год объем добычи в 2,5 тыс. тонн урана на только запускаемых в работу участках 6 и 7 уранового месторождения Буденовское, принадлежащих одноименному СП с долевым участием «Росатома», не будет достигнут.

"Касательно Буденовского: да, чтобы выйти на ранее объявленные объемы, им нужно успеть построить там наземную инфраструктуру, и сейчас уже мы видим некоторое отставание, и поэтому достижение объема в 2,5 тыс. тонн (в 2024 году. — прим. ред.) – это еще под вопросом, то есть есть риск того, что мы можем не достичь этой цифры", — сказал глава урановой нацкомпании Меиржан Юсупов, комментируя inbusiness.kz вопрос в ходе медиабрифинга.

Руководитель «Казатомпрома» также обозначил планы относительно разведанного за последние годы участка Инкай-3 с запасами в 83 тыс. тонн урана, на который нацкомпанией оформлялись права недропользования. 

«Контракт на участок третий по месторождению Инкай еще находится в процессе оформления. Касательно когда начнется (добыча. – Прим.), как компания, с учетом нашей стратегии, мы говорим: value over volume (стоимость превыше объема. – Прим.) – это у нас… стратегия, ориентированная на рынок. У нас нет желания прямо раскачать производство в ближайшие годы. Поэтому мы где-то даже стараемся продлить сроки жизни наших месторождений, и мы не гонимся за объемами производства», – констатировал он.

По его словам, за последнее время новое руководство нацкомпании посетило практически все урановые предприятия, в том числе те, у которых в ближайшие пять лет начнут истощаться запасы урана.

«После вступления в должность я объездил практически все наши рудники. Среди этих рудников у нас есть некоторые рудники, где производство уже в ближайшие годы заканчивается… это по «Заречному» (совместное урановое предприятие с Uranium One, контракт на недропользование был рассчитан до 2025 года. – Прим.) … в 2026 году – мы сейчас ведем работу, чтобы продлить производство до 2029 года. Но 2029 год тоже не за горами, поэтому и люди у меня там спрашивают – это и Акдала (месторождение СП «Южная горно-химическая компания с участием Uranium One, права недропользования действовали до 2026 года. – Прим.), и Восточный Мынкудук (участок месторождения Мынкудук предприятия «Казатомпром-SaUran», права недропользования были продлены до 2027 года. – Прим.) – там тоже скоро заканчивается…: «Что нам делать дальше»? Как руководство компании, мы здесь понимаем, что, конечно, прибыль прибылью, но никто социальные обязательства компании в регионе не отменял. Поэтому наша задача – мы сейчас как-то будем перенастраивать, чтобы продлевать сроки жизни месторождений, и поэтому где-то будем, наверное, не торопиться вводить новые месторождения в производство – это касается и Инкай-3, и приберечь, как говорится, больше для будущего поколения максимально», – отметил Меиржан Юсупов, отвечая на вопрос нашего издания.

По Инкай-3 «Казатомпромом» были проведены прямые переговоры с минэнерго, по участку был оплачен подписной бонус, разработан проект на добычу урана, который был представлен на экспертизу для получения экологического разрешения, однако в урановой нацкомпании не торопятся с его запуском в эксплуатацию, добавил топ-менеджер.

"Кому это", мы заранее, конечно, не говорим, так как мы компания, которая листингуется, и наши любые высказывания публичные будут расцениваться инвесторским сообществом. Поэтому мы, как правило, о своих планах заблаговременно – «кто там будет» или «как мы» – не говорим, но и планов у нас таких кому-то отдавать нет, мы максимально хотим нарастить именно долю «Казатомпрома», насколько у нас это будет получаться», – прокомментировал Юсупов вопрос inbusiness.kz о том, будет ли доля в перспективном проекте «Инкай-3» передана российским, китайским или европейским партнерам.

Глава «Казатомпрома» также высказался о вероятности инвестиций урановой нацкомпании в конверсионные и обогатительные мощности.

«По обогащению – у нас в ядерно-топливном цикле «Казатомпром» присутствует почти во всех циклах, кроме конверсии и обогащения. Конверсия – это звено цепи, где маржинальность исторически была невысокой и любой проект в целом был долго окупаемым, и в мире по состоянию на конец 2023 года 17% конверсионных мощностей простаивали. Можно, конечно, рассмотреть возможность войти в такое производство – у нас многие люди спрашивают: «Почему вы не заходите в конверсию?». В принципе, если акционеры скажут и одобрят, если совет директоров протащит – если будет такое одобрение, конечно, можно было бы рассмотреть прямо в Казахстане, потратить немалые деньги – приблизительные расчеты нам показывали, 1,1-1,2 млрд долларов, которые долго будут окупаться — это в лучшем случае, с учетом того, что сейчас имеются простаивающие мощности. Это значит, что мы не додадим дивидендов в «Самрук-Казына», а дальше в правительство и построим, условно, проект, который будет долго окупаться. Хотя эти деньги могли пойти в бюджет на зарплату наших врачей и учителей, на другие социальные проекты. Здесь надо как-то целостно подходить и смотреть: инвестиции в образование и медицину важнее, либо в этот проект… Мы про это проговаривали: если будет принято такое решение, конечно, можно строить, но здесь надо смотреть, что нам важнее как для государства», – пояснил руководитель.

Далее он отметил, что инвестирование в обогащение урана является политическим вопросом.

«Мы давно хотели, чтобы у Казахстана было обогащение. Мы изначально рассматривали на нашей территории, мы и сейчас хотим, но сколько мы ведем переговоры с нашими потенциальными партнерами по обогащению – все говорят: «Ребята, это практически невозможно, то есть почти невозможно, потому что, даже если мы захотим, нам не разрешит наш регулятор», кто у них в стране. Потому что в целом мы общаемся с компаниями, которые находятся в стратегической атомной отрасли, поэтому там они регулируются очень сильно. Вопрос обогащения всегда остро стоял, потому что технологии обогащения имеются только у… ограниченного количества стран – это же имеет двойное назначение, если низкообогащенный уран покрутить чуть дольше, больше 90%, он превращается уже в оружейный уран. Поэтому вопрос очень тонкий, чувствительный, политический, насколько нам дадут здесь строить — это вопрос такой: мы никогда не отказывались от этого, проводили и проводим это, но каждый раз, когда мы начинаем про это проговаривать, вопрос встает только больше касающийся политического характера», – уточнил Меиржан Юсупов.

Он также прокомментировал вопрос inbusiness.kz о возможности инвестиций в обогатительные мощности за рубежом, в частности во Франции.  

«У нас есть одна акция Уральского электрохимического комбината, которая нам дает возможность участвовать или заказывать услуги по обогащению. Тот же самый уран, который мы обогащаем для ТВС (производства тепловыделяющих сборок на Ульбинском металлургическом заводе. – Прим.), мы как раз-таки там и обогащаем – у нас есть такая мощность. Касательно Orano, то, что вы сказали, мы разные опции смотрим. Если будут приемлемые условия, чтобы там мы даже если на что-то обмениваемся – они у нас что-то хотят, мы что-то – они должны быть примерно сопоставимые условия, поэтому мы с учетом этих вещей будем смотреть на потенциальное сотрудничество», – сказал глава «Казатомпрома», комментируя вопрос издания о том, будет ли нацкомпания покупать долю в расширяющихся обогатительных мощностях во Франции.

Напомним, в ноябре сообщалось, что "Казатомпром" намерен сотрудничать с французской компанией Orano, специализирующейся на производстве ядерного топлива, в том числе по перспективам получения технологий по конверсии и обогащению урана. До этого стало известно, что во Франции планируется увеличить на треть производственную мощность завода по обогащению урана «Жорж Бесс II».

Сернокислотный завод в Туркестанской области могут запустить в 2027 году | Inbusiness.kz

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми Подписаться #уран #Инкай #Казатомпром #Серная кислота

Источник: inbusiness.kz

Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.
Яндекс.Метрика