Новости Казахстана и Мира
Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.

Как реформировать рынок электроэнергии Казахстана, чтобы снизить тарифы? | Inbusiness.kz

0 1

Как реформировать рынок электроэнергии Казахстана, чтобы снизить тарифы? | Inbusiness.kz

Татьяна Шестакова 486

В Казахстанской ассоциации энергоснабжающих организаций уверены, что региональные рынки нужно менять.

Как реформировать рынок электроэнергии Казахстана, чтобы снизить тарифы? | Inbusiness.kz

Фото: inbusiness.kz

Сети передать в одни руки, сократив число посредников, а право снабжать киловаттами потребителей напротив – передать в конкурентную среду, тогда население и бизнес получат лучший сервис, либо более низкую цену. Предложения обсуждаем с председателем ассоциации Сергеем Агафоновым, передает inbusiness.kz.

— Практически всегда сторонники объединения региональных энергосетевых компаний и организаций в РЭКи говорят о том, что это приведет к снижению тарифа на 10% до 30%. Возникает вопрос: организации объединятся, но у них же, по сути, объединят лишь адмперсонал. Учитывая протяженность сетей. Их же нужно обслуживать. За счет чего экономия?

— Когда мы говорим о 30%, то говорим о возможном снижении тарифа на передачу. А когда о 10% – то говорим о снижении конечного розничного тарифа. В структуре розничного тарифа сегодня передача занимает треть. Адмперсонал – сам особой. Мы можем постатейно пройтись и подумать над тем, как отреагирует каждая из статей на объединение. Но такое понятие, как экономия от масштаба никто не отменял. Она есть, существует. Это для меня некая аксиома. Из чего еще исходим. Мы, как правило, сопоставляем похожие друг на друга рэки. Это компании, у которых на балансе сети от 10 и ниже. Обслуживают областные центры и прилегающую область. Но это структурно похожие, с точки зрения бэкграунда похожи. Путем простого сопоставления, если применительно к Костанаю есть "Кокшетау энерго". Они тоже критикуемые мною.

Если посмотреть на "Кокшетау энерго", раздробленный Костанай и сопоставить тарифы. Если бы в Костанае был РЭК, то тариф его составлял бы 10 тенге вместо тех в совокупности 12,7 тенге, которые существуют. В Павлодаре тариф тоже пониже. В любом случае экономия от масштаба существует. Постатейно пройтись, подумать.

Любое управление связано с экономией потерь. Каждая из энергопередающих организаций защищает свои потери. Каждый старается защитить побольше. Я практически уверен, что после объединения не получится сложить процент существующих потерь. Не знаю тарифной сметы костанайцев. По республике большой процент, в среднем около 12% по республике. Это очень много, учитывая магистральные сети "Кегока". Для региональных сетей процент будет выше. "Кегок" сильно разбавляет в хорошем смысле этот процент. На магистральных сетях 2-3% потери. Если в "Кегоке" как-то справляются и следят за перетоками реактивной мощности, у нас проблеме перетоков реактивной мощности мало внимания уделяют. У нас основной причиной потерь преподносится износ сетей. Конечно, это влияет – нагрев оборудования. Но перетоки неконтролируемой мощности влияют не меньше, а в некоторых случаях может быть даже больше. У нас катастрофическая ситуация с потерями.

Наша система тарифообразования никак не стимулирует снижение потери. Можно так или иначе утвердить норматив на комфортном уровне. Все практически можно включить в тариф – о потерях.

— Вы заговорили про потери и об износе заговорили. По Костанайской области с сетями действительно аврал. Не всегда даже наши энергопередающие и энергоснабжающие организации признают масштабы проблемы. Хотя отключения по городу и районам часты. Можно назвать их регулярными. Мы объединяем в РЭК, но не получится ли, что придется тариф повышать или оставлять на прежне уровне, потому что деньги надо выделять на ремонт и модернизацию сетей?

— Если взвешивать между тем, что эти деньги расходуют на операционную деятельность, и тем, что их направят на снижение износа, я могу предполагать, что в результате объединения тариф не снизят. Но средства в любом случае высвободятся. Надо признать, что содержание излишнего аппарата, оплата потерь, все, что связано с размежеванием, но эти средства будут более рационально использовать. Снижение износа – это точно рациональное использование.

Как реформировать рынок электроэнергии Казахстана, чтобы снизить тарифы? | Inbusiness.kz

Фото: архив спикера

— По Костанайской области про "Алатау энергорейд лимитед" слышу впервые.

— Это нерегулируемая энергоснабжающая организация. У нас на сайте появился раздел саморегулируюмые организации. Нас часто обвиняют в том, что у нас есть не очень порядочные энергоснабжающие компании. У нас 140 действующих работающих компаний. У меня список из 170. И гарантирующие поставщики и нерегулируемые ЭСО. Мы решили заняться саморегуированием. Это важный тренд в нашем обществе. Мы уже добились того, чтобы один из гарантирующих мелких поставщиков (Караганда) не вправе адресную поддержку единого закупщика, которую он использовал недобросовестно. В этом разделе не будем публиковать незавершенных расследований.

Я знаю все аффилированные компании, связанные с олигополиями, которые пользуются этими ресурсами. Мы постепенно будем выявлять и публиковать эти вещи. В каждом регионе, исключений вообще нет, у местной олигополии. А под олигополией подразумеваем рэки и гарантирующих поставщиков. Есть еще компании, которые зарабатывают для акционеров деньги. Гарантирующий поставщик не может зарабатывать, у него в смете такого нет.

Чем наше казахстанское антипомонопольное законодательство отличается от антимонопольного законодательства стран оэср. Незрелостью сознания. У европейцев достаточно сфотографировать представителей двух корпораций вместе, чтобы начать антимонопольное расследование и добиться отставки одного из них или обоих.

У нас нужно доказать аффилированность чуть ли не предоставив данные о конечных бенифициаров. Это неправильно и дает основания нашим олигополиям уходить от ответственности, обусловленной антимонопольным регулированием.

Я участвовал в зуме на площадке НПП. Госпожа руководитель КЭЦ, что их проверяли и афилированности между кэц и энергосетевыми компаниями не существует. Я поверю в этом.

Мы с АЗРК обиваемся, чтобы в законодательство внесли условие, при котором будет запрещена аффилированность между сбытовой деятельностью и сетями в одном регионе. не поверю, то костанай какой-то особенный регион и там гарантирующий поставщик не афилирован с энергопередающей организацией. Нам надо совершенствовать антимонопольное законодательство.

 — Почему аффилированность так важна?

— В 2004 году начали реформировать розничный рынок. У нас разделили функцию передачи и энергоснабжения. это сделали потому, что функция передачи – это монопольная среда, где конкурентов быть не может. А функция электроснабжения – конкурентная среда, где конкуренция возможна и приветствуется. Главная задача рынков – сегментировать от монопольной среды ту сферу, где возможна конкуренция. Максимально. Есть что-то большего, что содержит монополию и конкурентную среду и развивать там конкуренцию. У нас это сделали, но формально. У нас у каждой из функции остался один и тот же хозяин. По факту всю энергетику отдавали в одни руки – рули и отвечай за это. Когда эти функции отделили друг от друга, де факто оставили в одних руках.

Я мало верю в какие-то вещи не связанные с естественной мотивацией человеческого начала. Все мы устремлены к обогащению, этого не отнять. Может я в своей жизни святых людей не встречал. Но собственники олигополий не чрезмерно жадные, а обычные люди. Через это все страны прошли.

— Не вижу разницы между разными хозяевами…

— Все, что касается электроснабжения – тут монополия невозможна. Приведу показательный пример. У нас один единственный регион в Казахстане, где в большей части удалось избежать аффилированности между сетями и сбытом – это Астана. Произошло это в силу роста города. еще 10 лет назад астана рэк ничего из себя не представляли. А сейчас это большая компания и сбоку есть арэк – это две подстанции и несколько сетей.

Как вы думаете сколько договоров у астана рэк есть с энергоснабжающими организациями? Из 140 по Казахстану. Половина. 30 работает на этом рынке. Эт высококонкурентный рынок. Юрлица на протяжении достаточно длительного периода выбирают среди поставщиков, сбивая эти цены. Жесткая конкуренция. Картель невозможно заключить. С населением немного другая история, но здесь связано с низким технологическим развитием, отсутствием желания развивать сервисы. Хотя в астане поставщиков электроэнергии для населения больше, чем где-либо по стране.

Как только в секторе электроснабжения появляется доступ компаний к инфраструктуре, сфера сразу же становится конкурентной.

Почему сложилось впечатление, что невозможно. Как ни странно причина именно в том, что и сбыт и передача остались в одних и тех же руках. Олигополии владеют сетями, гарантирующим поставщиком, который не приносит прибыли. Но это ведь бизнес и олигополии создали компании нерегулируемые, которые деньги зарабатывают. Остальным доступ на этот рынок закрыт.

Мы настаиваем на том, чтобы договоры на передачу имели статус публичных. Чтобы субъекты не ходили за рэком, а просто ставили перед фактом. Если открыть эти рынки, то сектор электроснабжения можно сделать абсолютно конкурентным: чтобы у энергосетевых был доступ для энергоснабжающих организаций; у нас есть станции – единый закупщик. По магистралям идет в регион – МРЭТ – Эпк форфайт и КЭЦ. Подходим к региону, и нам не дают договор на передачу. А чтобы дойти до конечного потребителя, нам нужен договор на передачу по региональным электросетям. У КЭЦа нет. другим не дают договор, придумывая различные ухищрения.

— У нас не первый год поднимают вопрос, что костанай не может купить остаточно дешевую электроэнергию. У нас тариф достаточно высокий. Об этом говорили на разных уровнях. С костанайкой областью электростанция только одна работает. Очереди среди тех, кто нам хочет продать – нет.

— Доступ к электроэнергии. С момента вода единого закупщика с 1 июля доступ стал у всех одинаковый. Все покупаем по одной и той же цене на одной и той же площадке. Это большое достижение. В свое время ,когда были разные источники, они тоже работали на свои олигополии. Это был серьезный барьер. Он был обусловлен тем, что энергопроизводящие могли влиять на рынок. Им запретили участвовать в рознице. Сегодня все покупают из одного источника, и если не хватает, а это производит в зимний период, то единый закупщик докупает в России. Сейчас все в равном положении.

Если раньше одна энергоснабжающая организация покупала по 8 тенге, другой по 10 тенге у энергопроизводителя. В итоге побеждал не напрягаясь тот, кто купил дешевле. Вот и конкуренция закончилась. Теперь должно быть так: каждая энергоснабжающая организация, дойдя до определенной цены и маржи. Во что трансформируются монетарные способы конкуренции. В немонетарные. Когда некуда падать по себестоимости, я начинаю развивать сервисы. Кэц дает такую цену, а я не желая падать предлагаю ту же цену, но внедрю приложение или бонусы. Для конкуренции единый закупщик – великое благо, которое обязательно должно привести к немонетарным способам конкуренции в итоге.

— Как для населения это будет работать?

— Есть очень простые инструменты. Сервисы на самом деле важнее для населения. Бизнесу часто все равно, будет бонусы или нет. Сейчас на поверхности лежит очень простая история. Сегодня все потребители платят за электроэнергию по факту. До 25 числа месяца следующего за отчетным. Есть люди, а я уверен, что они есть. Уверен, они были бы готовы заплатить дешевле со скидкой, но по предоплате. Это самый простой сервис, который лежит на поверхности и скоро его начнут внедрять.

Потому что все-таки сегодня энергоснабжающие организации испытывают дефицит ликвидности. После ведения единого закупщика платежная дисциплина была максимально ужесточена. Любая энергоснабжающая организация должна платить единому закупщику предоплатой. На гарантирующих поставщиках это не отразилось, ни освобождены. но мы работаем над тем, чтобы юрлица начали платить гарантирующим поставщикам предоплатой. Потмоу что это нонсенс, где электроэнергию юрлицам отпускаем в долг. Возьмите другие сектора энергетические. Никто же не ждет, когда ты за бензин через месяц заплатишь.

Все равно со временем подтянут, чтобы гарантирующие поставщики платили авансом единому закупщику. Ликвидность для любого рынка важна.

Нынешнее поколение. Всегда привожу в пример Латвию. Они тоже в 2004 году начали реформу, разделив энергетику. Латвия по населению меньше алматы. Кроме гарантирующего поставщика есть еще восемь нерегулируемых ИСО, которые поставляют электроэнергию населению. У каждого есть 3-4 пакета предложений. И сайт у них работает. Эти ребята между собой конкурируют, предлагают различные варианты.

— Альтернативные ИСО. Кто это может быть?

— ЭПК и МРЭТ – энергопередающие, а аэнергоснабжающие – КЭЦ и Атырау. КЭЦ — гарантирующий поставщик, который обязан поставлять энергию любому обратившемуся по тарифу. Атрау — нерегулируемое ИСО. Тарифы не регулируются. Соответственно Атырау может самостоятельно выбирать себе потребителей. Это разных два бизнеса. Смена энергоснабжающей организации не предполагает никаких технологических изменений. Все сети и распределение потоков остаются на месте. Смена энергоснабжающей организации предполагает, что у вас просто меняется поставщик электроэнергии.

Кто на чем зарабатывает? У энергопередающих есть тариф на передачу. Его утверждает антимонопольный орган. У энергоснабжающей есть сбытовая надбавка. Она покрывает расходы и предусматривает какую-то прибыль, которой, кстати, нет у гарантирующих поставщиков. Что тоже неправильно. Бизнеса без мотивации не бывает. Он ее найдет. Поэтому технологически ничего не меняется. В рамках которых энергопередающие не могут снижать. А энергоснабжающие могут конкурировать между собой. Это по сути розничный продавец электроэнергии.

Есть аспект, связанный с регулированием. Когда мы называем нерегулируемые ЭСО. Сейчас стоит вопрос на повестке — как регулировать нерегулируемые электроснабжаюшие организации. Я предлагаю вариант, который так или иначе используют в странах ОЭСР. Тариф гарантирующего поставщика – это своего рода маркер рынка, выше которого продавать никто не может. Как предельная цена на бензин. Но нужно установить и нижнюю границу, потому то есть демпинг, который тоже не допустим, но тоже имеет место. Минимальную границу нужно установить на уровне фактической себестоимости для каждого конкретного поставщика. Там же, кроме цены единого закупщика, есть составляющие, на которых ты можешь экономить. То же участие в балансирующих рынках, оптимизация по мощности. В моем понимании надо все ЭСО загнать в коридор. В этом диапазоне что хочешь делай. Пожалуйста. Но выше и ниже нельзя. При этом это самая дешевая система регулирования.

— Малая генерация. Сегодня даже в Костанайской области появилось несколько альтернативных источников. Ветряки в Костанайском районе, Аркалыке. Там вторую строят. В радиусе 100-120 км от города появятся две солнечные станции с газопоршневыми. На юге пытаются развивать ГЭС. Малые электростанции в Казахстане появляются или их мало из-за тотального сдерживания цен для населения?

— ВИЭ развиваются достаточно интенсивно. Сегодня в балансе доля ВИЭ составляет уже 6% по итогам 23 года. При этом целевые показатели, которые были определены два года назад, предполагали эту долю к 25 году. То есть идем с опережением. У нас установленная мощность ВИЭ — 2,7 ГигаВатта. Это условно — 25 ГРЭС-2. Это ВИЭ, построенные за последние годы.

Самый эффективный механизм – аукционы. Это очень показательный пример. У нас на этих аукционах цена на солнечную энергию снизилась с 30-40 до 10 в сентябре прошлого года. Без учета балансирующих мощностей.

Про балансирование абсолютно верно и актуально. У ВИЭ большой недостаток – отсутствие маневренности. Без накопителей сложно. Они сразу удваивают стоимость станции. Мы уже начинаем чувствовать влияние ВИЭ, но нет возможности энергосистемы маневрировать. У нас одна Бухтарминская ГЭС может маневрировать. С ростом этой доли, когда действительно сложно будет регулировать, мы уже по сути регулируемся за счет России. Думаю у газовой энергетики случится ренессанс в ближайшее время, несмотря на то, что мы испытываем серьезный дефицит товарного газа. Но в период, когда мы будем переходить от угольной генерации. Мы еще и строить будем ТЭЦ на угле. В целом перспективы производства энергетики слишком хороши с точки зрения нехватки маневренной генерации.

— Бесхозные сети. По вашему мнению, при объединении снизится процент таковых?

— Предполагаю эти бесхозные сети, их должно внести в капитал будущих АО-энерго государство. Это, мне кажется, понятный транспарентный механизм. Государство это вносит и получает дою в АО-энерго. Мы обеспечиваем некое государство в процессе, дальше оно уже решит, что делать с этой долей. И устраняем проблему бесхозных сетей. Никто не захочет просто так принять эти сети на баланс.

Читайте по теме: 

"Зеленая" энергетика: европейцы стали задумываться о правильности выбранного курса

ВИЭ-надежды Казахстана: что дает альтернативная энергетика обывателю?

Тарифы "Астанаэнергосбыта" на электроэнергию для юрлиц остаются невыгодными

Как реформировать рынок электроэнергии Казахстана, чтобы снизить тарифы? | Inbusiness.kz

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми Подписаться #Энергетика #Казахстан #ГРЭС #электричество

Источник: inbusiness.kz

Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.
Яндекс.Метрика