Новости Казахстана и Мира

Кризис в том, что республиканский бюджет стал катастрофически зависеть от нефтедолларов Нацфонда | Inbusiness.kz

0

12

Об этом заявил советник председателя правления Halyk Finance Мурат Темирханов.

Кризис в том, что республиканский бюджет стал катастрофически зависеть от нефтедолларов Нацфонда | Inbusiness.kz

Фото: inbusiness.kz

5 июня в мажилисе согласовали отчеты правительства и Высшей аудиторской палаты (ВАП) об исполнении республиканского бюджета за 2023 год. К сожалению, ни мажилис, ни ВАП не смогли или не захотели увидеть наступивший кризис в бюджетной системе, который плавно перетек из 2023 в текущий год. Кризис состоит в том, что республиканский бюджет стал катастрофически зависеть от нефтедолларов Нацфонда, Halyk Finance.

Ненефтяной дефицит бюджета – это ключевой показатель для Казахстана

Ненефтяной дефицит консолидированного бюджета (который включает в себя абсолютно все государственные доходы и затраты) является ключевым бюджетным показателем для недиверсифицированных стран-экспортеров нефти, таких как Казахстан. Искажение информации по данному дефициту бюджета – это очень плохо со всех точек зрения. Это негативно влияет на макроэкономическую политику государства и на устойчивость бюджетной системы.

Напомним, что ненефтяной дефицит – это разница между всеми налоговыми и другими доходами бюджета (которые не связаны с добычей и продажей нефти) и всеми затратами бюджета (расходами, кредитами и инвестициями всего государственного сектора). Большой ненефтяной дефицит при высоких ценах на нефть показывает, насколько бюджет государства зависит от нефтяных доходов. Чем больше такая зависимость, тем менее устойчив бюджет и экономика страны. Это связано с тем, что нефтяные доходы напрямую зависят от цен на нефть, которые могут резко меняться и имеют цикличную природу. Когда экономика страны имеет большую нефтяную зависимость и цены на нефть сильно упали, то в этом случае в стране обязательно наступит большой экономический и бюджетный кризис. 

Если правильно проанализировать отчет исполнения республиканского бюджета за 2023 год, то легко можно обнаружить, что, несмотря на высокие цены на нефть, в Казахстане резко вырос ненефтяной дефицит и он сильно превысил показатель, утвержденный парламентом. Такая ситуация говорит о том, что в Казахстане уже наступил бюджетный кризис, но ни Мажилис, ни ВАП не смогли или не захотели увидеть это.

В презентациях по отчетам правительства и ВАП об исполнении республиканского бюджета за 2023 год ненефтяной дефицит бюджета вообще не упоминался, что уже говорит о неполноценности этих документов. В «Обзоре исполнения республиканского бюджета за 2023 год», который опубликовал Минфин в конце апреля, указано, что на 2023 парламент утвердил ненефтяной дефицит бюджета в сумме не более Т8.97 трлн или 7.4% к ВВП страны. Далее в отчете подчеркивается, что в 2023 году правительство не превысило этот порог, а фактическое исполнение данного ключевого показателя бюджета составило Т8.76 трлн или 7.3% к ВВП страны. 

Однако эта информация правительства об исполнении планов по ненефтяному дефициту неверна, о чем Мажилису и ВАП было хорошо известно. В начале этого года в прессе и соцсетях активно обсуждалась дополнительное финансирование республиканского бюджета из Нацфонда в четвертом квартале 2023 года на сумму Т1.3 трлн за счет покупки акций НК «КазМунайГаз». Как мы писали ранее, имея большой недобор налоговых поступлений в республиканском бюджете в 2023 году, правительство решило дополнительно взять из Нацфонда Т1.3 трлн без утверждения парламентом. При этом обоснование этой операции не имело никакого экономического или финансового смысла, так как государство как было, так и осталось конечным собственником акций НК КМГ, однако под эту притворную операцию правительство сняло деньги из Нацфонда.

В соответствии с международными стандартами и здравым смыслом все поступления денег из Нацфонда в республиканский бюджет считаются нефтяными доходами бюджета, и они должны быть исключены из расчета ненефтяного дефицита. Однако правительство не стало исключать из такого расчета Т1.3 трлн, полученных республиканским бюджетом из Нацфонда за счет покупки акций НК «КазМунайГаз». Данная сумма в отчете правительства по республиканскому бюджету показана в статье «Неналоговые поступления», где говорится об исполнении плана на 460%! Если из расчета ненефтяного дефицита убрать Т1.3 трлн, то вместо Т8.76 трлн будет дефицит в Т10.06 трлн, что уже является очень большим неисполнением плана, утвержденного парламентом. 

"В марте мы выпустили «Отчет по консолидированному бюджету Казахстана за 2023», где подчеркивали, что официальные данные не отражают полную картину государственных финансов. Там же мы делали наши расчеты полноценного ненефтяного дефицита, куда входили все крупные внебюджетные расходы правительства. По нашим расчетам, ненефтяной дефицит консолидированного бюджета в 2023 году составил Т11.61 трлн или 9.7% к ВВП. Такой дефицит бюджета при текущих высоких ценах на нефть показывает, что бюджетный кризис в Казахстане уже наступил", — говорится в сообщении.

Куда исчезла проблема 600 млрд тенге?

В феврале этого года глава государства провел расширенное заседание Правительства, где отметил, что: «Исполнение плана по доходам бюджета за 2023 год Минфин во многом обеспечил за счет налогов текущего года. Возврат НДС на 600 млрд тенге был приостановлен. То есть, бюджетные вопросы решены за счет изъятия оборотных средств у бизнеса».

Исходя из такой жесткой критики Главы государства, вызывает удивление, что ни в отчете правительства, ни в отчете Высшей аудиторской платы ничего не говорится об этих Т600 млрд и о том, как это повлияло на исполнение бюджета. В отчете правительства указано, что план по НДС был исполнен на 97.4% и сумма неисполнения составила Т149.5 млрд. Если к этой сумме неисполнения плана добавить Т600 млрд, то цифры получаются уже совсем другого масштаба.

Более того, если из подсчёта ненефтяного дефицита убрать эти Т600 млрд от искусственного завышения налоговых поступлений, то проблемы бюджета будут выглядеть еще хуже.

Почему ВАП слеп понятно, но почему парламент?

То, что Высшая аудиторская палата не увидела в отчете правительства вышеуказанные проблемы – это понятно. Стандартное правило международных стандартов аудита заключается в том, что вновь назначенный аудитор не должен проверять свою собственную деятельность на прошлой позиции. Назначение премьер-министра председателем ВАП грубо нарушило это правило, и в объективности аудиторских отчетов ВАП теперь появились большие сомнения.

"Больше всего удивляет отсутствие реакции Мажилиса по этим вышеописанным проблемам. В марте этого года мы затрагивали вопрос дееспособности парламента  в нашей публикации «Бюджетный кодекс: почему парламент не борется за реальный баланс ветвей власти в Казахстане?». К сожалению, позиция Мажилиса по отчётам правительства и Высшей аудиторской палаты об исполнении республиканского бюджета за 2023 год показывает очень пассивную роль парламента в контроле над государственными финансами так, как это должно быть в развитых демократических странах", — написано в информации. 

Читайте по теме:

Банки Казахстана показали слабую динамику ключевых показателей в апреле

Кризис в том, что республиканский бюджет стал катастрофически зависеть от нефтедолларов Нацфонда | Inbusiness.kz

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми Подписаться #кризис #Бюджет #зависимость #Нацфонд

Источник: inbusiness.kz

Яндекс.Метрика