Новости Казахстана и Мира

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

0

479 rob

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Фото: Gov

Восьмой месяц Freedom Finance Global изучает потребительскую уверенность, инфляционные и девальвационные ожидания жителей стран Центральной Азии: Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Февраль 2024 года показал интересные результаты, которые в чем-то совпали с январем.

Так, в феврале фиксируется повсеместное ухудшение потребительской уверенности в Центральной Азии. Особенно это заметно в Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане. Последний вплотную подобрался к нейтральной границе, оказавшись чуть выше 100 пунктов. С другой стороны, формально во всех четырех странах положительные ответы все еще превалируют над негативными, а в Таджикистане разница между ними очень существенная. Инфляционные ожидания и ощущения, резко упавшие в январе в целом, остались на тех же уровнях. При этом успех закрепился, но с небольшими оговорками для отдельных подорожавших товаров и услуг в странах, у жителей которых наблюдается несущественный рост инфляционного пессимизма.

В Казахстане и Узбекистане аналитики ежемесячно собирают по 3600 анкет, в Кыргызстане – 1600, в Таджикистане – 1200, соразмерно объему населения в исследуемых странах. Исследования базируются на методологии, используемой для получения индексов потребительской уверенности во многих странах мира и адаптированной под локальные задачи исследовательской компанией United Research Technologies Group. Метод сбора данных – телефонный опрос. Анкета опроса локализована: исследование проводится на родном языке респондентов.

Казахстан

 Индекс потребительской уверенности (CCI) в Казахстане в феврале показал снижение третий месяц подряд. На этот раз он сильно приблизился к нейтральной границе в 100 пунктов, оказавшись выше ее лишь на 0,7 пункта. Относительно февраля 2023 года индекс также оказался незначительно выше. Его снижение за февраль составило 2,5 пункта, во многом из-за увеличения пессимизма вокруг благоприятности текущих условий для совершения крупных покупок и прогнозов касательно экономических перспектив в горизонте одного года.

Благоприятность условий для крупных покупок на минимуме

 Субиндекс благоприятности текущих условий для совершения крупных покупок и расходов снизился на 3,6 пункта, достигнув 66 пунктов, что является рекордно низким значением за все 18 месяцев сбора данных. Лишь 27,4% казахстанцев в феврале сказали, что сейчас так или иначе благоприятное время для крупных покупок. Месяцем ранее таких было 28,7%.

Интересно отметить, что среди возрастных групп молодежь до 29 лет пошла против общего тренда. Если в январе 37% молодежи были оптимистичны, то в феврале таких стало 41%. Тогда как у более старших возрастных групп доля положительных ответов, наоборот, снизилась. Например, у наиболее пессимистичной группы старше 60 лет эта доля упала с 22 до 18%.

В региональном плане также нашлись те, кто пошел против общего тренда. Наиболее заметными регионами в этом плане стали Мангистауская, Абайская и Актюбинская области. В этих областях доля позитивных ответов за февраль выросла на 11, 4 и 2 п. п. соответственно. Наибольший регресс показала Атырауская область, где этот же показатель упал с 39 до 23%. Тем не менее худший региональный показатель с небольшой разницей фиксируется в Костанайской области, где доля тех, кто считает, что сейчас благоприятные условия для совершения крупных покупок, составляет лишь 22%.

Группы оценивают экономические перспективы по-разному

 Субиндекс ожидаемых изменений экономической ситуации в горизонте одного года в феврале снизился на 3,2 пункта, достигнув 129,9 пункта. Это оказалось наименьшим результатом с июля 2023 года и в целом выбивается из общей картины предыдущих шести месяцев, когда среднее значение субиндекса составляло 135,4 пункта. В феврале 54,1% казахстанцев дали положительный ответ касательно перспектив экономики на ближайший год. Отмечаем, что это немного меньше, чем в январе, когда таких набралось 55,4%.

Вновь молодежь до 29 лет показывает рост оптимизма. Доля позитивных ответов от этой возрастной группы увеличилась с 57 до 61%. Хуже всего ответили люди в возрасте 45–59 лет. Среди них эта же доля составила лишь 50%, что на 5 п. п. меньше, чем в январе. Также отметим динамику против тренда у жителей сельских местностей, среди которых доля позитивных ответов выросла с 57 до 58%, тогда как у городских жителей она упала с 54 до 51%.

В региональном плане наибольшее движение против понижательного тренда показали Улытауская, Мангистауская, Абайская и Кызылординская области. В этих областях доля тех, кто считает, что экономика покажет улучшение в течение одного года, выросла на 16, 13, 12 и 12 п. п. соответственно. Лидером февраля стала Кызылординская область с результатом в 71%, что значительно выше общереспубликанского показателя. Худшую динамику показала Жетысуская область, где доля позитивных ответов упала с 61 до 45%. Тем не менее наихудший итоговый результат наблюдается в Павлодарской области, где 48% жителей дали позитивный ответ, а 19% – негативный, что заметно выше, чем в Жетысуской области.

Уверенность в росте личного материального положения снизилась

 В феврале также заметно упал субиндекс ожиданий изменения личного материального положения. Продолжается снижение доли казахстанцев, считающих, что их материальное положение улучшится в течение года: 48,8% против 51,6 – в январе. И в этом вопросе молодежь лидирует относительно других возрастов. Доля оптимистов среди этой возрастной группы выросла с 66 до 70%. С другой стороны, лишь 27% людей старшего поколения от 60 лет (35% – в январе) дали положительный ответ на этот вопрос.

В региональном разрезе наиболее заметное улучшение результатов показал Шымкент, где доля позитивных ответов выросла с 52 до 57%. Тем не менее лидером продолжает оставаться Кызылординская область, где аналогичный показатель достигает 62%. С другой стороны, наибольший регресс за февраль показали Мангистауская и Карагандинская области. В этих регионах доля оптимистов упала на 13 и 8 п. п. соответственно. Последнее место в рейтинге заняла Костанайская область, ранее занимавшая предпоследнее место. В этой области 31% респондентов смотрит в личное будущее с оптимизмом.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Инфляционные ожидания и ощущения незначительно выросли

 Инфляционные ожидания и ощущения жителей Казахстана немного повысились после того, как в январе были установлены рекордно низкие значения. 47,1% жителей (45,4% – в январе) заметили сильный рост цен в течение февраля. Это все же значительно меньше, чем было в феврале 2023 года, когда наблюдался пик годовой инфляции. Тогда эта доля составляла 62,4%. В горизонте одного года доля отметивших ускорение роста цен выросла с 58,3 до 60,1%, тем самым потеряв весь прогресс, достигнутый в ноябре – январе.

Инфляционные ожидания в горизонте одного месяца показали наиболее заметный рост. Доля людей, ожидающих сильного роста цен, выросла с 15,9 до 18,5%. Тем не менее за последние девять месяцев это является вторым самым низким результатом. Ожидания ускорения роста цен в горизонте следующих 12 месяцев незначительно выросли с 19,6 до 20,4%, что также существенно ниже цифр, которые фиксировались в течение 2023 года. Правда, год назад эта же доля была выше лишь на один процентный пункт. То есть за год инфляционные ожидания упали незначительно, но если сравнивать с летними и осенними месяцами, то беспокойство населения касательно будущего роста цен все же снизилось.

Аналогичное исследование Национального банка РК по инфляционным ощущениям и ожиданиям также показало небольшое изменение основных показателей. Согласно данным этого исследования, доля ждущих сильного роста цен в течение года снизилась с 24,7 до 24%. При этом в горизонте одного месяца показатель вырос с 19 до 21,3%, что выше, чем весной и летом.

Среди отдельных товаров и услуг казахстанцев продолжают больше всего волновать цены на основные виды продуктов питания, такие как мясо и птица, молоко и молочные изделия, хлеб и хлебобулочные изделия, овощи и фрукты. Они остаются неизменными в течение последних четырех месяцев. Тем не менее относительно января в среднем на 3,2 п. п. меньше респондентов отметили вышеупомянутые продукты питания. Сильный рост доли отмечается по услугам ЖКХ, рост цен на которые заметили 18,3% казахстанцев против 12,5% – в январе. Интересно отметить, что именно услуги ЖКХ стали главным драйвером ускорения месячной инфляции в феврале. Напомним, тогда месячная инфляция достигла 1,1% против 0,8 – в январе. При этом средний рост цен на платные услуги составил 1,7% м/м, что является самым высоким февральским значением за последние 10 лет. Неудивительно, что все меньше и меньше людей замечают рост цен на продукты питания. Рост цен продовольственных товаров в феврале достиг 0,8% м/м, что является самым низким февральским показателем за пять лет.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Девальвационные ожидания показали небольшой рост

 Девальвационные ожидания казахстанцев в феврале немного выросли относительно января. При этом в феврале тенге по отношению к доллару ослаб лишь на 0,3%. В итоге доля казахстанцев, ждущих ослабления тенге в горизонте одного года, выросла с 47,6 до 50,5%, а в горизонте одного месяца – с 27,1 до 29,3%. Тем не менее эти показатели все равно ниже тех, которые фиксировались в августе – декабре 2023 года.

Индекс кредитного доверия упал на 0,6 пункта и продолжает оставаться в стабильном диапазоне 34–37 пунктов, который отмечается уже восьмой месяц подряд. Доля казахстанцев, считающих, что сейчас плохое время для получения кредитов, выросла с 49,5 до 51,8%. При этом доля считающих, что сейчас, скорее, хорошее время сберегать деньги, снизилась куда более заметно: с 35,8 до 32,4%. Этот результат оказался наименьшим показателем с сентября 2023 года.

Уровень спокойствия немного упал в феврале. 54% жителей Казахстана отмечают, что сейчас, скорее, спокойное время, нежели тревожное (55,5% – в январе). Тем не менее на 3,9 п. п. выросла доля тех, кто выбрал однозначно положительный вариант ответа, что заметно компенсировало снижение общего уровня спокойствия. Ожидания по росту безработицы в течение одного года немного выросли. Если в январе 39,1% жителей ждали ее роста, то в феврале таких набралось 41%.

Узбекистан

Индекс потребительской уверенности узбекистанцев в феврале 2024 года резко снизился после рекордного января, достигнув ровно 130 пунктов, что тем не менее на полтора пункта выше самого минимума. Индекс в феврале упал сразу на 6,9 пункта, а снижение наблюдается по всем его пяти компонентам. Наибольшее увеличение негатива можно увидеть в оценках и перспективах экономики, а также изменениях личного материального положения. Все меньше узбекистанцев начали давать позитивные ответы по этим вопросам относительно января.

Экономические оценки резко падают

 Субиндекс оценок изменений в экономике за последние 12 месяцев показал наибольшее снижение среди всех компонентов, упав со 135,1 до 125,7 пункта. Лишь 53,8% жителей посчитали, что экономическая ситуация показала улучшение, тогда как в январе таких было 60,1%. Столь резкое снижение заметно по всем четырем возрастным категориям. Но больше всего количество оптимистов снизилось в самой старшей возрастной группе от 60 лет. Если в январе позитивные ответы были получены от 64% респондентов этой группы, то в феврале показатель упал до 55,8%. И даже несмотря на это, старшее поколение продолжает оставаться самым оптимистичным в феврале. Хуже остальных на этот вопрос вновь отвечает молодежь до 29 лет, среди которой чуть меньше половины (49,7%) опрошенных дали позитивный ответ. В январе же доля положительных ответов от этой группы достигала 56,5%.

В региональном разрезе против негативного тренда выступили сразу четыре области, в двух из которых региональный субиндекс компонента не снизился, а в двух других снижение оказалось незначительным. Позитивно выделяются Республика Каракалпакстан и Навоийская область, где доля положительных ответов выросла с 59,8 до 66,1% и с 50,8 до 56,6% соответственно. Несмотря на высокий показатель Каракалпакстана, с небольшим отрывом в лидерах продолжает находиться Хорезмская область, где доля позитивных ответов достигла 60,4%, но целых 41,3% жителей дали однозначно позитивный ответ, что на 10 п. п. выше, чем в Каракалпакстане. Наиболее сильный регресс показали жители Андижанской области, где лишь 49,8% позитивно оценили изменения в экономике, хотя месяц назад таких было 63,8%. Последнее место среди регионов вновь занял Ташкент, где 36,6% жителей дали позитивный ответ, хотя в январе их было намного больше – 44,6%.

Ожидания изменений экономической ситуации в горизонте 12 месяцев тоже существенно снизились. Субиндекс упал на 7,8 пункта, составив 154,6 пункта, что стало вторым худшим результатом за все время исследования. Доля узбекистанцев, ответивших положительно, упала с 71,6 до 65,4%. Наибольшее снижение среди возрастных групп наблюдается у жителей 45–59 лет. Среди них доля положительных ответов упала с 76,1 до 66,8%. Немного против тренда пошло старшее поколение, где снижение этого показателя оказалось не настолько сильным. Если в январе 72,2% позитивно оценивали перспективы в экономике, то в феврале эта доля снизилась лишь до 70,2%, что также является лучшим показателем среди всех возрастов. Хуже всех традиционно ответила молодежь до 29 лет, среди которой 62,7% оказались оптимистами.

В региональном плане снижение наблюдается по всем регионам. Меньше всего оно фиксируется в столице, где доля оптимистов упала с 60,8 до 59,9%. И даже несмотря на куда более значительное снижение в других регионах, Ташкент продолжает занимать последнее место в рейтинге. Наибольший регресс случился в Кашкадарьинской области, где этот же показатель упал с 71,9 до 58,9%. Регионами-лидерами являются Андижанская и Джизакская области, где 70 и 69% жителей ждут улучшения экономики в ближайшие 12 месяцев.

Фиксируется ухудшение личного материального положения

 Субиндекс изменений личного материального положения за последние 12 месяцев упал на 8,9 пункта. В итоге показатель достиг уровня в 130,1 пункта. На 5 п.п. упала доля позитивных ответов среди жителей Узбекистана: с 63,5 до 58,5%. Наибольший рост негатива наблюдается у возрастных групп 45–59 лет и тех, кому больше 60 лет. В первой группе доля положительно ответивших респондентов упала с 60,8 до 54,8%, а во второй – с 52,9 до 47,5%. В итоге старшее поколение закрепило свой статус аутсайдера, а молодежь до 29 лет вновь лучше всех оценивает изменения в личном материальном положении. Среди них в феврале набралось 67,2%, правда, в январе их было целых 70,9%.

Региональный разрез показывает, что лишь Республика Каракалпакстан пошла против негативного тренда, где доля позитивных ответов выросла с 62,3 до 64,7%. Тем не менее лучшим регионом с явным отрывом от остальных стала Хорезмская область с показателем в 68,3%, что на 6 п.п. хуже, чем в январе. Наибольшее падение доли позитивных ответов наблюдается в Андижанской области: с 69,8 до 54,6%. Рейтинг регионов по традиции замыкает Ташкент, где лишь 44,5% жителей позитивно оценили изменения в личном материальном положении.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Инфляционные ожидания и оценки остались на тех же уровнях

 Инфляционные оценки и ожидания жителей Узбекистана в феврале остались примерно на прежних уровнях. Основное снижение отмечаем по инфляционным оценкам в горизонте одного года, по которым доля заметивших ускорение роста цен снизилась с 46,7 до 44,4%. Тем не менее по остальным вопросам изменение показателей оказалось не таким значительным. Так, доля тех, кто заметил сильный рост цен за последний месяц, упала с 23,2 до 22,3%, что все же является новым минимумом за все время исследования. По инфляционным ожиданиям ситуация похожая. Доля ждущих сильного роста цен в следующем месяце немного выросла – с 12,3 до 12,9%. С другой стороны, в горизонте одного года инфляционные ожидания узбекистанцев немного упали. Если в январе 27,4% жителей ждали более быстрого роста в течение года, то в феврале эта доля упала до 26,3%. И все же это на пару процентных пунктов выше минимума, который фиксировался в декабре.

Отметим, что официально инфляция в феврале составила 0,32% в месячном выражении, что в два раза меньше, чем в январе, и на 22 б. п. ниже, чем в прошлогоднем феврале. В итоге годовая инфляция снизилась до 8,35%, что является новым рекордно низким показателем за последние восемь лет. Среди респондентов данного исследования топ-3 наиболее подорожавших, по их мнению, отдельных продуктов питания не меняется третий месяц подряд. В лидерах продолжают находиться мясо и птица, цены на которые беспокоят 47% узбекистанцев, что немного меньше, чем в январе. На второе место поднялись бензин и горюче-смазочные материалы, по которым 31,9% респондентов заметили сильный рост цен. Тогда как стоимость муки продолжает беспокоить все меньше и меньше людей. В феврале таких набралось 29,4%, что на 1,5 п. п. меньше, чем в январе. Официальные данные указывают на то, что бензин в феврале вырос на 1,1%, а пропан – на 1,4%. В итоге за последний год эти товары подорожали на 23,3 и 15,7% соответственно, что, вероятно, сказывается на настроениях жителей. Что касается двух других товаров, то официально цены на говядину и баранину упали на 0,4% в феврале, а цены на пшеничную муку снизились на 0,7% м/м.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Заметный рост девальвационных ожиданий

 В феврале девальвационные ожидания жителей Узбекистана заметно выросли. Доля тех, кто ждет ослабления сума по отношению к доллару в течение следующих 12 месяцев, выросла с 68,8% в январе до 71,6% – на момент исследования, что является новым рекордом. В горизонте одного месяца доля пессимистов выросла еще более значительно: с 46,7 до 51,6%. В целом доллар продолжает медленно расти к суму, за февраль обменный курс вырос на 0,65%, обновив новые максимумы.

Кредитное доверие в феврале снизилось после рекордного роста в январе. Число тех, кто отмечает, что сейчас хорошее время для кредитов, упало с 35% в январе до 31,6% – в феврале. По депозитному индексу также фиксируется заметное снижение. Индекс упал с рекордных 60,5 до 57,1 пункта. Лишь 38,4% узбекистанцев (44,9% – в январе) считают, что сейчас хорошее время для депозитов. Уровень спокойствия в феврале также показал заметное снижение после отличных январских показателей. Если в январе 81,5% жителей говорили, что сейчас, так или иначе, спокойное время, то в феврале доля таких ответов упала до 76,9%. С другой стороны, фиксируется рост позитива в вопросе безработицы: доля ждущих ее увеличения в течение года упала с 41,7% в январе до 40,6% – в феврале.

Кыргызстан

 В Кыргызстане индекс потребительской уверенности в феврале снизился на 5,3 пункта и достиг 127,8 пункта. Падение уверенности среди населения также наблюдается по всем пяти субиндексам. Наибольший рост пессимизма можно увидеть в вопросах оценок и ожиданий изменений личного материального положения, а также в вопросе благоприятности текущих условий для крупных покупок. Два из трех вышеупомянутых субиндексов достигли самых низких значений за все время исследования.

Личное материальное положение показывает понижательную динамику

 Субиндекс оценок изменений личного материального положения снизился на 8,5 пункта – до 121,6 пункта, что является самым низким показателем за восемь месяцев исследования. Доля тех, кто позитивно оценивает изменение личного материального положения в горизонте последних 12 месяцев, упала с 50,7 до 44%. Основным фактором снижения стала возрастная группа до 29 лет, среди которой доля позитивных ответов упала с 64 до 53%. Тем не менее молодежь все равно показывает лучший результат среди всех возрастных групп. Остальные три группы демонстрируют примерно похожий показатель доли положительных ответов: 40–41%. В региональном разрезе особняком стоит Ош, где доля тех, кто заметил улучшение личного материального положения, выросла с 42 до 45%. Тогда как сразу в четырех следующих областях наблюдается сильное снижение этого показателя: Нарынской (–26 п. п.), Иссык-Кульской (–25 п. п.), Таласской (–17 п. п.) и Баткенской (–16 п. п.). Тем не менее новым аутсайдером стала Чуйская область, где лишь 33% жителей дают позитивный ответ.

Что касается ожиданий изменений личного материального положения, то субиндекс этого вопроса упал до 143,8 пункта, а это лишь на доли пункта выше самого низкого значения, зафиксированного в августе 2023 года. Доля тех, кто ждет улучшения материального положения, упала с 60,5 до 57,2%. И здесь молодежь до 29 лет показала наибольший регресс в результатах. Если в январе оптимистов среди них было 70%, то в феврале уже 66%. И все равно молодежь продолжает оставаться лидером среди всех возрастных групп. Хуже остальных ответило старшее поколение от 60 лет, оптимистов здесь набралось лишь 50%. В региональном плане против общего тренда пошла столица, где этот показатель вырос с 48 до 49%. Тем не менее Бишкек все равно остается аутсайдером среди всех регионов. Во всех остальных регионах наблюдается снижение доли позитивных ответов. Больше всего это заметно в Таласской и Нарынской областях, где показатель упал на 12 и 8 п. п. соответственно. Лидером февраля стала Ошская область, где доля позитивных ответов достигла 65%.

Субиндекс условий для совершения крупных покупок стал антирекордным

 Субиндекс благоприятности текущих условий для совершения крупных покупок и расходов снизился на 6,8 пункта после рекордного января. При этом февральский показатель, наоборот, оказался антирекордом: 88,6 пункта в Кыргызстане этот субиндекс еще не набирал. 30,9% кыргызстанцев дали положительный ответ, что существенно меньше январского показателя в 36,7%. На этот раз среди возрастных групп больший пессимизм излучали группы в возрасте 45–59, 60 лет и старше. Среди людей в возрасте 45–59 лет доля позитивных ответов упала с 37 до 28%, а среди самого старшего поколения – с 35 до 21%. Это и стало самым низким значением, тогда как в лидерах продолжает находиться молодежь, у которой аналогичный показатель составил 38%. В региональном плане против негативного тренда вновь пошла столица, где доля негативных ответов упала с 53 до 50%. Тем не менее Бишкек вновь остается аутсайдером среди регионов. Наибольшее падение доли оптимистов случилось в Баткенской и Таласской областях. В первой доля положительных ответов упала с 44 до 32%, а во второй – с 48 до 30%. Лучшим же регионом в феврале стала Ошская область с тем же показателем в 38%.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Инфляционные ощущения резко снижаются

 Инфляционные оценки кыргызстанцев значительно снизились в феврале, достигнув новых рекордов. Если в январе 55,3% кыргызстанцев указывали на ускорение роста цен за предыдущие 12 месяцев, то в феврале таких набралось 51,3%. В горизонте прошедшего месяца оценки и ощущения сильного роста цен упали еще сильнее: 26,8% респондентов отмечают сильный рост цен, тогда как в январе этот же показатель составлял 32,6%. Отметим, что официальная инфляция в стране в феврале продолжила снижаться пятый месяц подряд. За это время годовая инфляция резко замедлилась: с 9,2% в октябре до 5,1% – в феврале. В январе она составляла 5,9%.

В то же время инфляционные ожидания, которые и так являлись наименьшими в Центральной Азии, остались на прежних уровнях. Число тех, кто ждет очень сильного роста цен, в течение месяца слегка выросло с 6 до 6,3%, а в горизонте одного года доля пессимистов увеличилась лишь с 10,6 до 10,7%.

Среди отдельных товаров отметим, что кыргызстанцев продолжают беспокоить цены на муку, которая держит пальму первенства как минимум последние полгода. В феврале доля отмечающих рост цен на муку продолжила снижение, но оно оказалось несущественным. В январе таких было 56,5%, а в феврале показатель упал лишь до 55,2%. Также интересно отметить, что остальные продукты из топ-5 также не меняются уже шесть месяцев подряд. 46,1% респондентов отметили растительное масло, 37,5% – мясо и птицу, 37,4% – сахар с солью и 36,6% – овощи и фрукты. Тем не менее официальная статистика продолжает не соглашаться с этой позицией. Цены на масла и жиры за последний год снизились на 10,2%, на сахар, джем, мед и шоколад – на 4,4%, а на овощи – на 15,9%. С другой стороны, цены на фрукты за год выросли на 18,7%, а на мясо годовой рост цен немного ускорился: с 0,9 до 1,2%.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Стабильные девальвационные ожидания в Кыргызстане

 Кыргызский сом в феврале практически не изменился в стоимости. Доллар в Кыргызстане подрос лишь на 0,11%, что, возможно, влияет на стабильность девальвационных ожиданий, согласно данному исследованию. Если в январе 28,9% жителей ждали ослабления сома через год, то в феврале доля таких упала лишь до 28,2%. В вопросе роста доллара в горизонте одного месяца снижение доли пессимистов было таким же несущественным: с 15,7 до 15,3%. Оба показателя оказались самыми низкими за время исследования.

Кредитное и депозитное доверие населения немного улучшилось, вернувшись к средним значениям, которые фиксировались в IV квартале 2023 года. За месяц доля тех, кто считает, что сейчас благоприятная ситуация для получения кредитов, выросла с 20,5 до 22%. Депозитное доверие кыргызстанцев также выросло схожими темпами: доля позитивных ответов увеличилась с 26,5% в январе до 28,1% – в феврале. Уровень спокойствия среди населения упал вместе с потребительской уверенностью: 61,4% жителей считают, что сейчас спокойное время, тогда как тревожных набралось лишь 24,8%. В прошлом месяце эти показатели составляли 62,8 и 23,7% соответственно. Ожидания жителей по увеличению безработицы немного выросли после четырех месяцев падения подряд. 27,7% жителей ждут ее роста, тогда как в предыдущем месяце таких было 27,3%.

Таджикистан

 Индекс потребительской уверенности в Таджикистане в феврале незначительно снизился: с 149,6 до 149 пунктов. Это изменение позитивно выделяется относительно других стран Центральной Азии, где фиксируется куда более заметное падение. Тем не менее и в Таджикистане наблюдается резкое снижение субиндекса благоприятности условий для крупных покупок, которое было компенсировано ростом оценок текущей ситуации как по экономике, так и по личному материальному положению.

Условия для крупных покупок стали не так благоприятны

 Субиндекс благоприятности текущих условий для совершения крупных покупок резко упал с 91,9 до 85,1 пункта, что тем не менее еще не является сверхнизким значением в рамках восьми месяцев исследования. Доля позитивных ответов среди всех таджикистанцев упала с 44,7% в январе до 41,9% – в феврале. Наибольшее снижение замечено среди старшего поколения от 60 лет, где этот показатель снизился с 48,3 до 37,6%. В итоге лидерство среди возрастных групп забрала себе молодежь, у которой доля положительных ответов упала не так значительно: с 46,6 до 45,6%. В разрезе регионов особенно выделяется Согдийская область, которая пошла против общего тренда. Там доля оптимистично настроенных жителей выросла с 39,7 до 43,3%. Тем не менее лидером продолжает оставаться Душанбе, где этот показатель достигает 44,6%. Причем месяц назад в столице ровно половина респондентов давала положительные ответы. Наибольшее падение наблюдается в районах республиканского значения, где снижение аналогичного показателя составило почти 9 п. п. Там же и фиксируется самый низкий результат – 38,2%.

Рекордный оптимизм касательно экономики

 Наибольший рост среди всех субиндексов показал вопрос, связанный с оценкой изменений экономической ситуации за последние 12 месяцев. Этот субиндекс вырос с 167,7 до 170,7 пункта, что является новым рекордом в рамках исследования. При этом общая доля позитивных ответов выросла не так значительно: с 81,4 до 81,9%. Но зато существенно увеличилась доля респондентов, выбравших однозначно позитивный вариант ответа. Таких было 65,2% в феврале против 59% – в январе. Все возрастные группы показали улучшение общего показателя. Наибольший прогресс наблюдается у группы 30 лет – 44 года, где доля однозначно позитивных ответов выросла с 60,5 до 69,5%. Тем самым эта возрастная группа захватила лидерство. С другой стороны, остальные возрастные группы отстали не так уж значительно. В региональном плане особняком стоит Горно-Бадахшанская автономная область, где доля людей, отметивших улучшение экономики, выросла с 64,8 до 84,4%. Правда, этого не хватило, чтобы забрать пальму первенства. Районы республиканского значения имеют в феврале показатель в 86%. Зато прогресс первого привел к тому, что Душанбе занял последнее место с результатом в 75%. Тем не менее это все равно указывает на высокий уровень оптимизма у таджикистанцев.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Незначительный рост инфляционных оценок и ожиданий

 Инфляционные оценки и ожидания таджикистанцев незначительно выросли в феврале. Тем самым показатели остаются на более низких уровнях, чем осенью. 20,1% респондентов отметили сильный рост цен за последний месяц, тогда как в январе таких было 18,1%. Кроме того, немного выросла доля тех, кто ощутил более быстрый рост цен за прошедшие 12 месяцев: с 25,1 до 26,2%.

Инфляционные ожидания респондентов также немного увеличились. 10,9% жителей ждут очень сильного роста цен в ближайший месяц, тогда как в январе таких было 9,3%. В горизонте одного года доля людей, ожидающих более быстрого роста цен, выросла с 10,8 до 11,9%. В целом, несмотря на небольшой февральский рост, показатели все равно на десятки процентных пунктов ниже тех, которые фиксировались в сентябре прошлого года.

Данные по инфляции за февраль еще не были опубликованы, но годовая инфляция в январе осталась на прежнем уровне в 3,8%, который наблюдался в декабре. Среди отдельных товаров цены на муку продолжают беспокоить жителей Таджикистана больше всего. Однако доля тех, кто упомянул муку, снизилась с 45,2 до 40,7%, что является самым низким значением за последние полгода. В топ-3 второй месяц подряд также попадают растительное масло, мясо и птица. 27,8% заметили сильный рост цен на растительное масло и 23,7% – на мясо и птицу. Если по растительному маслу наблюдается снижение количества ответов, то по мясу, наоборот, произошел рост. Отметим, что, согласно официальной статистике, в январе цены на муку упали на 1,3% м/м, тогда как на растительное масло месячный рост цен составил 1,3% м/м, а на мясо и мясную продукцию – 0,3% м/м.

Потребительская уверенность в свободном падении: что происходит в Центральной Азии?

Существенный рост кредитного и депозитного доверия

 Девальвационные ожидания в Таджикистане в феврале остались на прежних уровнях, показав незначительный рост. Отметим, что курс доллара по отношению к сомони весь последний год продолжает оставаться примерно на одних и тех же уровнях. Доля тех, кто ждет ослабления нацвалюты, в течение месяца выросла с 14,6 до 15,6%, а в горизонте одного года ослабления ждут 24,7% населения страны (24,5% – в январе).

Индексы кредитного и депозитного доверия показали разнонаправленное движение. 38,6% жителей страны считают, что сейчас плохое время для получения кредитов, хотя в январе таких было 42,3%. По депозитам, наоборот, наблюдается снижение доли позитивных ответов. Вопрос благоприятности текущего времени для открытия депозитов упал с 59,8 до 55,6%. Уровень спокойствия вырос: 87,2% жителей отмечают, что сейчас спокойное время, тогда как в январе таких было 83,1%. Ожидания по безработице выросли после четырех месяцев падения подряд. 24,6% респондентов ожидают увеличения безработицы против 22,6% – в январе.

Выводы

Февраль 2024 года в целом оказался негативным для стран Центральной Азии в плане динамики потребительской уверенности. Сразу в трех странах индекс CCI заметно снизился на несколько пунктов относительно января. Особняком стоит лишь Таджикистан, где снижение и так высокого показателя оказалось незначительным. Тем не менее все четыре страны продолжают оставаться в позитивной зоне выше 100 пунктов. Лишь Казахстан оказался чуть выше этой нейтральной границы, тогда как в остальных странах значительное большинство респондентов продолжает давать позитивные ответы на заданные вопросы.

Наибольшее снижение потребительской уверенности в феврале произошло в Узбекистане, где намного меньше людей стали позитивно оценивать фактический и прогнозный рост экономики. Также в Узбекистане куда меньше людей заметили улучшение личного материального положения. Основными драйверами падения стали жители в возрасте от 45 лет и старше. Также и в Кыргызстане фиксируется существенное падение потребительской уверенности, которая оказалась самой низкой с августа прошлого года. Здесь также больше пессимизма наблюдается в вопросе улучшения личного материального положения. Кроме того, сильно снизилась оценка благоприятности текущих условий для крупных покупок. В отличие от Узбекистана в Кыргызстане основным драйвером снижения оказалась молодежь до 29 лет.

В Таджикистане также заметно упала оценка благоприятности условий для крупных покупок. Тем не менее в двух других вопросах касательно улучшения личного материального положения и экономики жители показали увеличение позитива. В итоге Таджикистан остается лидером региона по потребительской уверенности. В Казахстане снижение оказалось не таким существенным, как в Кыргызстане и Узбекистане, но индекс вплотную подобрался к нейтральной границе. Что интересно, в Казахстане молодежь показывает динамику против общего тренда, тогда как люди более старших возрастов тянут общую потребительскую уверенность вниз. В региональном разрезе наблюдается куда большее противоречие в динамике результатов, чем в других странах.

Инфляционные оценки и ожидания жителей стран Центральной Азии после резкого январского снижения по большей части остались примерно на тех же уровнях. Лучше всех в вопросе инфляции показал себя Кыргызстан, где инфляционные ощущения жителей продолжили снижение на фоне резкого замедления официальной инфляции. С другой стороны, в Казахстане инфляционные оценки и ощущения немного выросли, так же, как и месячная инфляция, показавшая ускорение в феврале. Тем самым необходимо еще время, чтобы констатировать решительный перелом в инфляционных ожиданиях. В Таджикистане показатели инфляции также выросли, но не так значительно, как в Казахстане. И в целом они остаются одними из наименьших в регионе, наряду с Кыргызстаном. В Узбекистане инфляционные ощущения и ожидания по большей части немного снизились, закрепив январский успех.

Тем не менее девальвационные ожидания в Узбекистане показали заметный рост, особенно относительно соседей по региону. В вопросе ослабления сума в течение года наблюдается рекордное значение, а в горизонте одного месяца – наибольший показатель с июля 2023 года. В Казахстане также фиксируется небольшой рост девальвационных ожиданий, которые тем не менее не оказались выше декабрьских значений. В Таджикистане и Кыргызстане доля пессимистов изменилась незначительно относительно января. Эти страны продолжают оставаться лучшими в регионе в вопросе сохранения стоимости нацвалют.

Восьмая волна исследования потребительской уверенности населения четырех стран Центральной Азии продемонстрировала заметное увеличение пессимизма. Правда, она продолжает оставаться в позитивной зоне во всех четырех государствах, а во всех странах, кроме Казахстана, доля позитивных ответов все равно заметно превышает долю негативных ответов респондентов. Является ли это повсеместное снижение единовременным или началом нового тренда, будет известно в следующих волнах исследования.

Что касается инфляционных ожиданий и ощущений, которые резко упали в январе, жители Центральной Азии в целом остались при своем мнении. Небольшой рост в Казахстане и Таджикистане несильно меняет общую инфляционную картину. При этом официально инфляция замедляется во всех странах уже несколько месяцев подряд. Правда, в разных странах отдельные товары и услуги вызывают большое беспокойство у населения. Например, в Казахстане это услуги ЖКХ, а в Узбекистане – топливо и ГСМ. Точечная работа государства и бизнеса над определенными товарами и услугами, а также продуктами питания может значительно улучшить потребительскую уверенность жителей региона.

Источник: dknews.kz

Яндекс.Метрика